• В Санкт-Петербурге
    +7 (495) 309-05-58
  • В Киеве
    +38 (044) 229-33-27

Наша основная задача - научить человека 
жить внутри времени, пользоваться временем.

 

ИНСТИТУТ РИТМОЛОГИИ
ЛУЧЕЗАРНОВОЙ ЕВДОКИИ

 

  

Мы живём на планете любви

источник Литературная газета

Сестрица-душенька, какая радость нам!

Ты стихотворица! На оды, притчи, сказки

Различны у тебя готовы краски,

И верно, ближе ты по сердцу к похвалам.

Мужчины ж, милая... Ах, боже упаси!

Язык – как острый нож!

 Этот отрывок из стихотворения «Разговор между мною и женщинами» принадлежит перу Анны Буниной, русской поэтессы, творившей во времена Державина и Карамзина. С большой долей юмора она размышляет о женском и мужском в поэзии. Её называли «русской Сапфо», но прославиться дальше своего XVIII столетия поэтесса не смогла.

Золотой век русской поэзии почти не запомнил поэтесс (фамилий – раз-два и обчёлся), а вот Серебряный заставил мужчин потесниться на литературном Олимпе. Поэты-мужчины и поэты-женщины, возможно ли равноправие под пристальным взором музы? Об этом и о многом другом мы беседуем сегодня с писателем и поэтом Евдокией Лучезарновой.

Как вам кажется, русская женская и мужская поэзии отличаются друг от друга?

– Естественно. Женская поэзия притягательна, она идёт изнутри. Когда человек читает женские стихи, он погружается в себя, занимается самопознанием. Тогда как мужская поэзия всегда снаружи: она очень хорошо описывает окружающую жизнь, жизнь «извне». Читая поэтов-мужчин, проникаешь в небо, море, поле, забывая о себе. А женщина никогда о себе не забывает, она всегда пишет о сокровенном, чувственном:

С неги любви и тепла
Я хочу этот день обозначить.
Ты мой выбор навек,
Это значит –
Каждый миг ты со мной.

Длинная-длинная нить
Наших встреч предыдущих
Вышла враз напоказ,
Где грядущее стало явью для нас.

Я погружаюсь в твои ладони,
Я доверяю себя объятьям,
Я позволяю себя прощупать
и просчитать в твоих поцелуях.

Я велика в своём превосходстве
И так мала в твоём обрамленье,
Я принимаю твоё господство,
Где всё проникнуто заботой
Обо мне во всех поколеньях.

– В определениях женской поэзии Серебряного века имена Анны Ахматовой и Марины Цветаевой идут всегда рядом. Но на вас, по собственному признанию, только Цветаева оказала влияние.

– Она начала ломать стереотипы. До неё, как писали: одна строчка вытекает из другой, слово цепляется за слово и между ними не пробиться. Читатель воспринимает произведение как монолитное полотно, всё целиком. А у неё есть так называемый просвет, в который можешь погрузиться, она даёт человеку допуск. От Цветаевой я взяла именно это. Мне всегда хотелось дать допуск в своё творчество, чтобы человек мог погрузиться и насладиться им.

– У Цветаевой есть стихотворение «Связь через сны», где она пишет: «…Сны открывают грядущего судьбы, вяжут навек…» Могут ли сны у творческих людей быть пророческими?

– Смотря какой поэт. Чаще всего описывают то, что уже произошло, или то, что находится здесь и сейчас. Редкие поэтессы или поэты позволяют себе жить на грани реального мира и сновидений. А тело сна – всегда в будущем. И, наверное, прелесть таких поэтов, как Цветаева, не только принести сон в реальную жизнь, но и уметь его описать. Обычному человеку это не подвластно. Он спит, видит сон, но не способен ничего описать. А она могла. Это даёт допуск или возможность погружения в будущее.

– А женский и мужской язык чем-то отличаются?

– Конечно! Мужчины мыслят глаголами, для них главное – действие. Поэтому, когда я пишу для мужчин, у меня всегда всё чётко, строго расставлено по полочкам, каждое слово стоит, как книга, на своём месте. Слово должно задеть, захватить, как удочка, поймать чей-то ум и заставить его действовать. Когда же я пишу для женщин, то становлюсь сплошными прилагательными. Мне хочется их ласкать, нежить, одевать в кисейные наряды. И слова становятся такими же обволакивающе-кисейными, кудрявыми. Женщинам всегда это приятно, потому что такова природа их души, их стремления. В каждой женщине живёт романтика, ей хочется этой романтики.

– «Мы можем избавиться от болезни с помощью лекарств, но единственное лекарство от одиночества, отчаяния и безнадёжности – это любовь. В мире много людей, которые умирают от голода, но ещё больше тех, кто умирает от того, что им не хватает любви». Эта цитата принадлежит матери Терезе. А как вам кажется: насколько сегодня человеку необходима любовь?

– Мы с вами родились на планете любви, и любовь – наше естественное состояние. Любовь – аура, оболочка – это то, что нас укрывает, то, что даёт нам возможность быть такими, какие мы есть. Любовь для нас – это жизнь.

– Когда женщина пытается себя реализовать, часто возникает конфликт между карьерой и семьёй.

– Я считаю, это неразделимо. Если нет хорошей семьи, нет стартовой любовной площадки, то никакую карьеру построить невозможно. А когда начинается нормальный карьерный рост, всегда хочется с кем-то поделиться этим ростом, хочется рассказать, и семья радуется твоим достижениям. Если никто не радуется, тогда зачем все профес­сиональные успехи? Карьерный рост приостанавливается, женщина чувствует себя загнанной, несчастной, одинокой. От одиночества избавит только семья. Женщина не может быть, по сравнению с мужчиной, «однонаправленной», ей обязательно нужны муж и ребёнок или дочь и сын. Женщине обязательно нужно быть между кем-то.

Беседовала Светлана Солнцева