• В Санкт-Петербурге
    +7 (495) 309-05-58
  • В Киеве
    +38 (044) 229-33-27

Наша основная задача - научить человека 
жить внутри времени, пользоваться временем.

 

ИНСТИТУТ РИТМОЛОГИИ
ЛУЧЕЗАРНОВОЙ ЕВДОКИИ

 

Хрипун В.И. Ритм как организующий фактор имманентного изменения социокультурных систем

Хрипун В.И.
источник tmborags.ru

Общеизвестным фактом является то, что все социокультурные феномены находятся в непре­рывном изменении. Почему они изменяются и находятся в состоянии непрерывного становления, а не пребывают в неизменности? Должны ли мы искать причины изменения социокультурного феномена в нем самом или же в неких внешних силах?

В истории социальной науки возможны три варианта отве­та на этот вопрос. Первый вариант ответа дают экстерналистские теории, которые усматривают основания и причины всякого изменения любой социокуль­турной системы в переменных, находящихся за пределами самой системы, т.е. под воздействием внешних сил.

Второй вариант ответа, совершенно противоположен первому, его дают теории имманентного социокультурного изменения. Представители этой теории заявляют, что «любая социокультурная система изменяется в силу своих собственных ресурсов и свойств, что изменение имманентно и внутренне ей присуще и неотъемлемо от нее»[8, с.800].

Так Сорокин П.А. в работе «Социальная и культурная динамика» приводит ряд доводов в пользу принципа имманентного социокультурного изменения системы:

1. Принцип имманентного самоопределения системой своей собственной судьбы заключается в том, что социокультурная систе­ма сама выбирает потенциально возможный способ своего су­ществования. Это означает, что любая социокультурная система, как только она появляется, несет в себе свою будущую судьбу.

2. Принцип имманентной самодетерминации можно рассмотреть как синтез детерминиз­ма и индетерминизма.

Но возникает вопрос о соотношении принципа имманентного изменения с пробле­мой детерминизма-индетерминизма. Является ли этот прин­цип разновидностью детерминизма или индетерминизма?

Ответ П.А. Сорокина таков: «он не является разновидностью ни того, ни другого. Поскольку имманентный принцип подразумевает, что нормаль­ный ход развития и существенные особенности системы в значи­тельной степени определены ее потенциальными возможностями с момента ее возникновения, следовательно, этот принцип — са­модетерминистский»[8,с.804].

Самодетерминация по Сорокину — это синоним свободы. «Когда мы сами определяем что-нибудь, мы чувствуем себя свободными — в особенности же, когда эта са­модетерминация спонтанно исходит от нас как нечто совершен­но естественное и вытекающее из самой нашей натуры»[8, с.811].

Само­детерминация системы — точно такая же: она коренится в системе, выражает саму ее природу и ее самые существенные по­тенциальные способности. Она спонтанно исходит из самой сис­темы и не может осуществляться иначе.

Наряду с экстерналистскими и имманентными концепциями изменения социокультурных систем существует третья концепция – промежуточная, интегральная.

Приверженцы этой концепции рассматривают изменение любого социокультурного явления как результат совместного воздействия внешних и внутренних сил. Здесь необходимо максимально полно установить, в чем состоит специфическая роль имманентных сил, а в чем — внешних. Только в этом случае этот принцип оказы­вается действенным.

На наш взгляд, предпочтение следует отдать третьему ряду концепций изменения социокультурных систем, а именно интегрирующему принципу, учитывающего специфику как внутренних, так и внешних сил взаимодействия. При этом мы хотим обратить внимание на фактор времени, отметив, что исследователи не принимают, или почти не принимают его в расчёт. Вероятно, по причине того, что он изучен ещё не достаточно.

По нашему мнению, ключ к разгадке изменений в социокультурных системах, необходимо искать именно в феномене времени.

Время фундаментальное измерение нашего бытия. Время выступает генератором (инициатором) всех процессов изменения, является вершителем судеб процессам изменения, выносит им окончательный приговор. Для более глубокого понимания этой мысли обратимся к разработкам Н. А. Козырева.

Козырев Н.А. в своей работе «Источники звездной энергии и теории внутреннего строения звезд» пишет, что «время является грандиозным потоком, охватывающим все материальные процессы во Вселенной, и все процессы, происходящие в этих системах, являются источниками, питающими этот общий поток". Он говорит об интенсивности или плотности этого потока, об энергии, что несет поток, о его излучении или поглощении, о прямолинейности его распространения, об отражении от препятствий или о поглощении его веществом... По Н.А.Козыреву, "время втекает в систему через причину к следствию». Получается впечатление, что время втягивается причиной, и наоборот, где расположено следствие - уплотняется. «В каждом процессе Природы может затрачиваться или образовываться время" [3, с.81-87].

Поэтому возникают основания для отождествления потока времени Козырева с субстанциональным потоком, источником которого являются любые неравновесные, необратимые мировые процессы (под ними подразумеваются процессы, сопровождающиеся изменениями энергии и термодинамической энтропии систем).

В последние десятилетия родилась новая наука — физика неравновесных процессов, связанная с такими понятиями, как самоорганизация и диссипативные структуры (диссипация – рассеивание). Так, в частности, исследователи Пригожин И. Р. и Стенгерс И. в книге «Порядок из хаоса» пишут, что «в состояниях, далеких от равновесия, очень слабые возмущения, или флуктуации, могут усиливаться до гигантских волн, раз­рушающих сложившуюся структуру, а это проливает свет на всевозможные процессы качественного или рез­кого, не постепенного, не эволюционного изменения»[7, с.9]. Сегодня такие слова, как «революция», «экономический кризис», «технологический сдвиг», «сдвиг парадигмы», приобретают новые смыслы и оттен­ки, когда мы начинаем мыслить о соответствующих по­нятиях в терминах флуктуаций, положительных обрат­ных связей, диссипативных структур, бифуркаций и про­чих элементов концептуального лексикона физиков новой школы, изучающих неравновесные процессы.

Флуктуации, которые пронизывают собой весь Универсум, и влияющие на все процессы изменений, были описаны ещё в Античности. Так, с этих позиций, мы можем рассматривать в философии Плотина умопостигаемые «умные ритмы», которые имеют числовую основу. Числа же мыслятся, как то, что управляет движением космических тел, дает начало жизни и заключает в себе потенции божественного творения.

Число выступает в концепции Плотина в качестве естественного следствия перехода от неразделимого единства формы к множественности чувственного мира. Единое логически полагает свое иное – многое, которое и оформляется благодаря числам.

Если Единое мы определяем как ту «точку», из которой развертывается абсолютно все, то «числа становятся как бы направляющими и оформляющими принципами этого развертывания всего сущего, они – проводники демиургического процесса»[1, с.73].

Таким образом, сфера чисел занимает иерархическую ступень, максимально приближенную к Первоединому, к Абсолюту, и лежит в начале всякого оформления бытия, до конкретных сущностей.

Как «числовая структура времени, данная в аспекте подвижного покоя», по определению А.Ф. Лосева, в наше время традиционно трактуется ритм.

Марченко Е.Д., астроном-солнечник, исследователь времени рассматривает ритм иначе. В её понимании ритм – субстанция, которая «…выходит, капсулирует, гранулирует время и может доходить до любой пространственной плоскости и на этой плоскости выстраивать необходимое» [6, с.3].

Таким образом, по мнению Е.Д. Марченко, ритм не является частью времени, он живёт за временем. В этом принципиальная новизна её идей. Ритм – организатор изменений хода, плотности и других характеристик времени. Е.Д. Марченко облекает ритмы в форму звуко-буквенных комбинаций, внешне напоминающих стихи – рифмованные или «белые». Звуко-буквенная форма является следующим шагом проявления ритма-числа как Абсолюта. Необходимость подобного уплотнения ритма объясняется задачей его доведения до сознания человека, потерявшего прямую связь с Абсолютом.

Человек, воспринимающий ритм, может задавать направленность своего времени, входить в причины, убирать следствия, а, значит, создавать новые события или убирать мешающие. Здесь и появляется свобода, или самодетерминация, но не хаотичная, а разумная, поскольку сам ритм является эволюционно более развитым, нежели отдельно взятый человек.

Соответствуя природе ритма, человек приближается к своей индивидуальности и к своим неслучайным событиям. А являясь частью социосистемы, становится способным целенаправленно управлять её изменениями на качественно иных основаниях.

«Время – живое», говорит в своей книге «Освобождение от информации», Е.Д. Марченко, «и когда человек учится управлять временем, его жизнь преображается»[5,с.483].

Из всего сказанного можем сделать следующие выводы:
- мы отождествляем временной поток С.Н. Козырева с субстанциональным потоком, источником которого являются любые неравновесные, необратимые мировые процессы (под ними подразумеваются процессы, сопровождающиеся изменениями энергии и термодинамической энтропии систем);
- ритм начинает осознаваться как надвременная субстанция, способная влиять на все характеристики временного потока;
- облечённый в звуко-буквенный состав, ритм может восприниматься человеком;
- человека, воспринявший ритм, становится фактором имманентного развития социокультурной системы.

Список литературы
1. Зенкин К.В. Музыка в контексте «высшего синтеза» А.Ф. Лосева. // Вопросы философии. 1999. № 9. С.73.
2. Козырев Н.А. Избранные труды. Л., 1991. С.179-190.
3. Козырев Н.А. О связи тектонических процессов Земли и Луны . Изв. Гл. астрон. обсерватории. 1971. 235с.
4. Лосев А.Ф в Самое само. М. 1999. С. 747.
5. Марченко Е. Д. Освобождение от информации. СПб. 2001. 632с.
6. Е.Д. Марченко, Тематический прояснитель, СПб, Радатс, 2009, с. 128
7. Пригожин И. Р. и Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986. 432с.
8. Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. М. Астрель. 2006. 1176с.